Альдегиды и эфиры в вине.

Образуются при окислении спиртов. Общее коли­чество альдегидов в вине составляет 15—200 мг/л. Из 9 алифатических (ряд C1—С8) и 5 ароматических альдегидов 90% по массе приходится на ацетальдегид (уксусный аль­дегид). В винах типа хереса, формируемых путем дрожжевого окисления этилового спирта, содержание ацетальдегида может доходить до 600 мг/л и более.

Высшие алифатические альдегиды придают ха­рактерный тон токайским винам. Для большинства вин, осо­бенно шампанского и столового направления, ацетальдегид не­желателен: он придает резкость аромату, а при переокислении до уксусной кислоты — неприятный «царапающий» вкус. Вместе с тем ацетальдегид при направленной выдержке вин участвует в формировании букета хереса, мадеры.

Ароматические альдегиды (ванилин, сиреневый и др.) являются продуктами гидролитического распада лигнина дубовой клепки при выдержке вин и коньяков. Фенилацетальдегид образуется в результате окисления фенилэтанола. Аромати­ческие альдегиды обладают весьма сильным плодовым тоном. Оттенок ванили характерен для старых мадер, а также коньяков.

Альдегиды фуранового ряда (фурфурол, оксиметилфурфурол и метилфурфурол) накапливаются в количестве до 35 мг/л в десертных и ликерных винах из высокосахаристого увяленного винограда. В малаге и марсале за счет добавления концентрированного при повышенных температурах сусла (котто, аропп, бекмес и др.) содержание оксиметилфурфурола дости­гает 100 мг/л и выше. Основным источником фурановых альде­гидов, придающих винам специфичные «малажные» уваренные тона, являются пентозы и гексозы винограда.

Альдегиды обладают высокой реакционной способностью: соединяются с сернистой кислотой и ее кислыми солями, на чем основан бисульфитный метод количественного определения аль­дегидов; восстанавливаются до спиртов; окисляются до кислот; легко реагируют со спиртами, образуя простые эфиры — ацетали; при выдержке вин связываются с фенольными веществами, выпадая в осадок; при взаимодействии с азотистыми веществами образуют окрашенные продукты — меланоидины.

Кетоны. В винограде и вине присутствуют 19 кетонов до 50 мг/л. Например, ацетоин, ацетон, диацетил,

γ-бутиролактон, ионон. Кетоны химически малоактивны, но обла­дают характерными запахами и тем самым влияют на органолептические качества вина. Так, α- и β-иононы обладают запахом фиалки, что присуще красным столовым винам из сорта Каберне-Совиньон; диацетил придает сухим винам и шампанскому «тона окисленности»; ацетоин и производные ацетона — неприят­ные посторонние тона; γ-бутиролактон образуется при брожении и обладает маслянистым запахом.

Эфиры.

Наибольшим разнообразием среди ароматических веществ вин характеризуются эфиры. Это обусловлено большим числом возможных комбинаций между спиртами и кислотами. Содержание только этиловых эфиров жирных кислот в вине мо­жет доходить до 200 мг/л и более. Этиловые эфиры оксикислот содержатся в вине в количестве 100—500 мг/л.

Эфиры образуются в процессе брожения сусла, при автолизе дрожжей, что особенно характерно для шампанского, и при вы­держке вина.

Эфиры кислот с четным числом атомов углерода (С4, С6, С8) обладают сильным приятным фруктовым тоном. Они составляют основу так называемого «энантового эфира», высоко ценимого в пищевой и парфюмерной промышленности. Из 1 т дрожжевых осадков можно получить до 400 г энантового эфира.

Наибольшее количество сложных эфиров (до 1000 мг/л) на­капливается при получении вин типа хереса. Эфирообразованию способствуют тепловая обработка вин, настаивание на дрожжах, длительная выдержка вина — более 10 лет.