С. А. Марутян доказала, что максимум активности данного фермента не всегда совпадает с годовой мини­мальной температурой. При лабораторном проморажи­вании побегов степень активации пероксидазы зависе­ла от силы и продолжительности воздействия морозов, от состояния закалки и главное — от генотипа вино­градного растения.

Так, в условиях Армении у местных неморозостойких сортов винограда морозы порядка —20°С активизируют данный фермент,— 30°С такую активность подавляют, а —40°С — способствуют резкому скачку пероксидазы, но уже патологического характера, так как глазки и ткани при этом сильно повреждаются.

У морозостойких представителей Дальнего Востока тем­пература — 20°С не вызывает изменений в активности фермента, —30°С активизирует пероксидазу и удержи­вает ее на этом уровне и при двухчасовом воздействии температуры — 40°C, что автор объясняет их филогене­зом.

Наши данные по этому вопросу показывают, что ак­тивность пероксидазы в лубе выше, чем в древесине. В летнее время активность фермента низкая, к сентябрю повышается, в октябре, с прекращением ростовых про­цессов, опять снижается, причем значительнее в древесине.

С началом развития процессов закаливания (в ноябре) отмечался небольшой подъем активности пероксидазы, который незначительно уменьшался в декабре, в январе и феврале опять увеличивался, а в мар­те у насаждений, зимовавших без укрытия, достигал максимума.

В побегах винограда, зимовавших под укры­тием, в марте после их открытия отмечалось снижение активности фермента, что объясняется слабой закалкой растений к весенним заморозкам (от —8°С до —10°С).

Изучение активности ферментов в искусственных условиях у сортов европейской группы, характеризую­щихся высокой (Ркацители), средней (Алиготе) и сла­бой (Карабурну) устойчивостью к морозам, показало, что низкие температуры стимулируют рабо­ту каталазы и пероксидазы, причем у устойчивых пред­ставителей в большей степени, чем у неустойчивых, но до определенного предела (до —25°С).

Такие морозы, в силу увеличения степени повреждений, снижают ак­тивность данных ферментов, однако резкой их инактивации не наблюдается. При дальнейшем понижении тем­пературы до —30°С отмечалось возобновление актив­ности обоих ферментов, что объясняется значительными повреждениями протопласта, распадом белково-ферментной системы, которая выходит из-под энзимного контроля и теряет окислительно-восстановительное рав­новесие.

В силу этого растение не в состоянии управ­лять и координировать многие  процессы, в том числе и ферментальные. Поэтому такие сильные для виноградного растения морозы могут вызвать довольно рез­кое повышение активности ферментов, особенно перо­ксидазы и у слабоустойчивых сортов, что отмечалось и другими авторами. Однако реакция поврежденного растения на сильные морозы в данном случае не может рас­сматриваться как положительный фактор, а скорее все­го как патологический процесс, ускоряющий гибель про­топлазмы клеток.

Следовательно, низкие температуры (—20°С и —25°С) способствуют положительной активации ферментов ка­талазы и пероксидазы, а дальнейшее нарастание моро­зов — отрицательной, так как окислительные процессы, имеющие место при повреждении протопласта, стано­вятся необратимыми.

Поэтому в первом случае повы­шенная активность данных ферментов отражает прямую коррелятивную связь сортов винограда с их морозо­стойкостью, во втором — обратную. Данное положение необходимо иметь в виду при характеристике сортов на признак их устойчивости к низким температурам.



Возможно, Вас так же заинтересует: